Андрей Герус: «не стоит возвращаться к субсидированию стоимости газа за счет бюджета»

Глава Ассоциации потребителей энергетики коммунальных услуг Андрес Герус в интервью изданию «Контракты» рассказал о приемлемой формуле формирования цены на газ для населения и промышленности.

В конце марта МВФ в очередной раз напомнил украинскому правительству об обязательстве повысить цены на газ для населения. Иначе, мол, не видать Украине очередного транша. Это недвусмысленное предупреждение совпало с фактическим началом предвыборного сезона в нашей стране. В этих условиях власть, по логике, будет стараться максимально оттянуть принятие подобных непопулярных решений. 

К: Недавно МВФ потребовал от Украины повысить цены на газ, включая тарифы для домохозяйств. По словам представителя Фонда, эти цены не пересматривались в течение 2 лет. МВФ считает, что регулирование цен на газ является ключевым требованием для дальнейшего финансирования Украины. Считаете ли вы такое требование обоснованным?

Андрей Герус: На самом деле, МВФ не поставил это требование «вдруг и внезапно» — оно было прописано в меморандуме, который подписали в прошлом году наши Премьер и Президент (повышение цены должно было состояться еще в октябре 2017 года, и составить 19%, но его удалось отстрочить – ред.) Более того — я считаю, что этот вопрос не принципиален в настоящее время, и не является критическим с точки зрения развития страны. Посмотрите на Румынию — там нет рыночной цены газа для населения, там такая цена регулируется, но ВВП страны растет по 8%.

В Молдове же рыночная цена на газ, но она как была бедной страной, так и остается.

Но МВФ, судя по всему, настаивает именно потому, что подобное обязательство зафиксировано в меморандуме. Тут важен принцип: Фонд работает с очень большим количеством стран, и если и они, посмотрев на пример Украины, начнут так «исполнять» взятые обязательства, то тогда меморандумы не будут стоить бумаги, на которой они написаны.

К: С 1 апреля цена на газ для промышленности снова возросла в разы, а цена для населения остается субсидированной. Чем подобная «вилка» грозит украинской экономике?

Андрей Герус: Цена для промышленности за последний год выросла, но далеко не в разы. Для промышленности как раз есть конкурентный рынок газа, цену никто не устанавливает, есть несколько десятков украинских добытчиков и несколько десятков импортеров. Есть конкуренция и выбор, у кого покупать.

К: То есть, наша промышленность не испытывает проблем с ценой на газ?

Андрей Герус: Кто-то, наверное, испытывает проблемы, так же как кто-то испытывает проблемы в связи с ростом цен на нефтепродукты. Но нужно отличать рыночные процессы от административных. В этом сегменте действительно произошли хорошие реформы, и построен высококонкурентный рынок.

Но есть и нюанс: тариф на транспортировку газа «Укртрансгаза» (т.н. тариф на вход и выход в/из украинской ГТС или RAB-тариф для Укртрансгаза), по моему убеждению, завышен в разы – это, соответственно, и удорожает газ для промышленного потребителя. Имеем парадоксальную ситуацию: у наших импортеров газа тариф на транспортировку, который, в итоге, перекладывается на потребителей, выше, чем тариф на транспортировку для «Газпрома».

К: Можно ли утверждать, что государство, фактически, субсидирует низкую цену на газ для населения за счет регулярного повышения ее для промышленности?

Андрей Герус: Нет. Повторюсь: государство не устанавливает цен для промышленности, и они вообще не зависят от цен для населения. Раньше было субсидирование за счет госбюджета. Это, конечно, неправильно, и к такому не надо возвращаться. Но сейчас это субсидирование идет за счет нормы прибыльности государственных «Нафтогаза» и «Укргаздобычи». Этой прибыли им должно хватать на новые инвестиции в будущую добычу. Чистая прибыль «Укргаздобычи» за 2017 год составляет более 30 млрд грн – этого точно хватает на новые инвестиции в увеличение добычи газа.

К: Какими, по вашему мнению, должны быть принципы формирования рыночной цены на газ в Украине для населения?

Андрей Герус: Есть теоретический, «идеальный», подход, а есть практика. Действительно, в теории, если все регулирование полностью отменить, то цена установится около уровня импортного паритета.

Но ведь нужно понимать все последствия такого решения. Начнем с того, что это будет означать еще большее увеличение количества людей, получающих субсидии — а их уже сейчас более 60%. Это большие сложности с верификацией и монетизацией субсидий, а также проблема неэффективного и неэкономного использования такими людьми энергоресурсов. По сути, это воспитание культуры субсидий, как нормы, а не исключения. Кроме того, подобное решение повлечет рост неплатежей и вероятный рост долгов.

Кроме того, даже из внедрением формулы «хаб+» (ценообразование по принципу: цена на словацком хабе + стоимость его транспортировки в Украину) никакого рынка газа среди населения не будет. Потому что никакой частный трейдер не будет продавать газ населению, не будет нести риски и ждать погашения субсидий. Это может быть только «Нафтогаз», но это нельзя назвать конкурентным рынком.

Поэтому я бы из формулы «хаб+» убрал этот «плюс». А дальнейшие изменения проводил бы после существенного снижения количества субсидиантов. Сначала надо «переварить» уже существующие повышение.

Кроме того, принимая цены на газ, нужно помнить, что еще есть сети (газовые и тепловые), и на них тоже надо больше денег. А на сегодня узкое место — как раз сети. Есть электроэнергия, вода, мусор – это все также финансируется за счет потребителей-домохозяйств. А поскольку мы живем в условиях ограниченных ресурсов, то надо понимать общую картинку, и принимать комплексные сбалансированные решения. У нас же действуют по принципу: кто первый себе что-то пролоббировал, тот получает все, а другие — ничего.

Leave a Reply